• 87413
  • whatsapp--v1
  • png-transparent-computer-icons-email-desktop-email-miscellaneous-angle-triangle
  • Черный Instagram Иконка

Благими намерениями... Почему не нужно спасать?

Обновлено: 6 окт. 2021 г.

В предыдущей статье я рассказывала о Спасателях. Кто это такие, откуда они берутся и зачем спасают, а также, чем спасательство отличается от помощи. Сегодня я хочу поговорить о том, чем спасательство вредно как для Спасателя, так и для того, кого он спасает. Ведь казалось бы, что здесь плохого? Первый повышает собственную значимость, чувствует себя сильным и нужным, а второй получает внимание и решение проблем. На самом деле, такое полезное сотрудничество всего лишь иллюзия. В конечном счете этот симбиоз не решает проблемы обоих сторон, а только усугубляет их.


Каждый из нас формирует свое окружение самостоятельно. Спасатель – не исключение. В его ближнем и дальнем окружении полно тех, кто постоянно нуждается в помощи и спасении. Что характерно, несмотря на все старания Спасателя у этих людей редко что-то меняется, их проблемы остаются с ними. Подруга, которую избивает муж, так и продолжает с ним жить либо меняет на такого же партнера; друг-алкоголик, несмотря на кодировки и рехабы, продолжает годами пить; приятель, которого наш Спасатель регулярно пристраивает на разные работы, рискуя собственной репутацией и чужим бизнесом, остается безработным инфантилом. И это неудивительно. Ведь Спасатель стремится решить чужие проблемы, но не помочь решить их самостоятельно. Накормить рыбой, но не дать удочку. Потому что, если будет удочка, то спасать будет некого.



Спасатель и его Жертва

Спасателю нужна Жертва. С Жертвой у них единое представление о собственной ничтожности и низкая самоценность, отличается только стратегия компенсации.

У классической Жертвы стратегия ощутить собственную значимость, почувствовать себя нужной и любимой – это постоянно получать гиперопеку, решение ее проблем, взятие ответственности за ее жизнь и действия. Ведь если другой человек берет на себя мои проблемы, решает их, тратит на меня время, силы и жизнь, то значит я имею какую-то ценность.

Поэтому пути Жертвы и Спасателя рано или поздно пересекаются. Кажется, что здорово – один хочет заботиться, другой – получать заботу, паззл сошелся и все счастливы. А вот и нет. Конечно, в начале происходит эйфория, каждый получает свою дозу значимости и ценности. Но со временем происходит привыкание и потребность в дозе увеличивается. Жертве кажется, что ее недостаточно хорошо спасают. «Раз вызвался помочь, так помогай». Что и сколько бы ни делал Спасатель, Жертва будет считать, что можно было сделать и больше, а раз больше не делают, значит я не так уж ценна.


Спасателю же начинает казаться, что все, что он делает критикуется, обесценивается или игнорируется жертвой. А значит не ценно. Еще вчера его поступки принимались с благодарностью, а сегодня это воспринимается как обыденное, а завтра уже как должное.

Иногда на этой почве такой союз распадается, но только для того, чтобы найти новую Жертву или Спасателя и начать все заново. Но чаще, никто никуда не уходит, просто меняются роли и стратегии.


Например, Спасатель для того, чтобы Жертва осознала его значимость, может превратиться в Агрессора. Сочетание кнута и пряника, когда Жертве демонстрируется полная власть Спасателя-Агрессора в ее жизни: хочу - пожалею, хочу – помогу, хочу – накажу. Кукловод для марионетки всегда значим и имеет огромную ценность, ведь без него она никто. А Жертва? Ей больно, но удобно. Помимо полного снятия ответственности с себя, как с марионетки, она остро чувствует свою ценность и нужность в руках такого Агрессора. Ведь кукловод без марионетки перестает быть кукловодом.



Есть и другой сценарий – Спасатель превращается в Жертву, ведь все его старания и подвиги обесцениваются. Мир и люди в нем неблагодарные существа, которые только способны потреблять и использовать. На фоне плохих и неблагодарных других наш Спасатель-Жертва чувствует себя хорошим, благородным, добрым (и это уже имеет ценность), без которого эти эгоистичные людишки не проживут (+1 к ценности), ведь кто-то же должен жертвовать собой на их благо. Что-либо изменить Спасатель-Жертва уже не пытается, воспринимая свою роль как должное, снимая с себя всю ответственность за происходящее.

Ведь несправедливый мир уже определил мое место в нем, поэтому бесполезно даже пытаться что-то изменить, остается нести свой крест, кормить эту свору бездельников, решать их проблемы и упиваться сладко-горьким нектаром своей жертвенности.

Ну, а Жертва в этом дуэте принимает роль Агрессора, использующего Жертву-Спасателя, контролирующего его и манипулирующая им. Таким образом она получает от него заботу, уход и решение своих проблем так, как считает нужным, и подтверждает свою ценность.

На самом деле в таком треугольнике роли размыты и постоянно меняются. Но факт в том, что несмотря на попытки удовлетворения своей ключевой потребности – быть значимым и ценным, все участники до конца ее удовлетворить не могут, несчастны по сути и не видят другого выхода.


Причиняю добро


Но бывает так, что Спасатель не находит свою Жертву. Что он делает в этом случае? Пытается превратить в жертву тех, кто ею изначально не является.

Попытка превращения нежертвы в зависимую жертву хорошо описан у Стивена Кинга в романе «Мизери». Конечно, далеко не каждый Спасатель возьмет в заложники нужного человека и отобьет ему ноги, чтобы не убежал. Но внушить другому, что «без меня ты не справишься», «тебя такого/такую больше никто так не полюбит», «ты слишком слаб/а, чтобы жить самостоятельно» - это в легкую.

Показать некомпетентность, слабость партнера, чтобы решать его проблемы, постепенно лишая его уверенности в себе, умении справляться с жизненными трудностями, на фоне этого усиливая свою значимость. В итоге партнер либо превращается в беспомощную жертву, либо сбегает, окуная неудавшегося Спасателя в роль Жертвы.


Еще один популярный вариант – родить и вырастить такую жертву. Каждый родитель до определенного момента является безусловно значимой фигурой в глазах собственного ребенка. Ведь дети еще беспомощны, не могут решить большинство своих проблем и обойтись без взрослого. По мере взросления роль родителя постепенно теряет эту особую значимость, происходит сепарация. Родители могут быть горячо любимыми, но их важность в жизни взрослого ребенка уменьшается, на передний план выступают собственные дети, супруги, друзья, карьера и т.д.


Однако, не каждый родитель способен отпустить исключительную значимость из своей жизни, особенно если это единственное, что заставляло чувствовать себя нужным и ценным, что придавало смысл его жизни. И самый верный способ сохранить ее, это ослабить ребенка, сделать его уязвимым и зависимым от сильного родителя. В легких случаях это снижение самоценности ребенка, внушение, что никто кроме родителей его любить не будет по-настоящему. В тяжелых, созависимость, провоцирование и удержание нарко- и алкозависимости.


Большинство родителей даже не подозревают, что являются главными виновниками того, что их чадо несамостоятельное, одинокое или зависимо от вредных привычек. Ведь Спасатель это делает неосознанно, постепенно лишая ребенка уверенности в себе, своих действиях, в способности быть счастливым без родителя и даже самостоятельно отказаться от зависимостей. Плохой, слабый, беспомощный ребенок автоматически превращает родителя в хорошего, сильного и нужного человека. На фоне «сына-наркомана», «непутевой гулящей дочки», «вечного неудачника» мать и/или отец выглядит самоотверженным спасителем, святым мучеником, на котором все держится, и от которого полностью зависит жизнь неблагополучного дитяти.

В периоды, когда с жертвами туго Спасатели могут насильно «причинять добро» окружающим. Все эти ненужные советы; «помогательство», от которого трудно отбиться; нарушение границ под девизом «я ж как лучше хотел/а» и последующая обида на то, что помощь отвергли, советом не воспользовались, да еще и рассердились. А дальше возникает острое чувство ненужности, внутренней пустоты, как будто окружающие отвергли не помощь, в которой они не нуждаются, а самого Спасателя. «Если не нужна моя помощь, мое вмешательство – не нужен и я»


И что в итоге?


Безусловно, все вышеописанное «добро» сам Спасатель часто не осознает в полной мере. Он не злодей, он искренне хочет, как лучше, вот только получается, как всегда. И в этом Спасатель винит кого угодно – несправедливый мир, неблагодарных людей, жестокую судьбу. Когда дело доходит до самообвинения, то оно обычно касается качества «помощи» или самого Спасателя («не смог», «не дотянул», «слабак»), но крайне редко – самого факта помогательства («лучше бы я не лез со своей помощью»)


В сухом остатке Спасатель остается:

  • с постоянно скачущей самооценкой: от максимума, когда он на пике спасения, его действия принимаются и одобряются, до минимума, когда его старания обесцениваются, игнорируются или критикуются. При этом самоценность остается хронически низкой.

  • с растраченными ресурсами, здоровьем и временем. Собственные потребности часто остаются неудовлетворенными, как и ключевая потребность – быть ценным и нужным.

  • с обидой, разочарованием и опустошённостью вплоть до выгорания и депрессии. Когда опускаются руки и не хочется уже ничего.

  • с недоверием к миру и людям. Отсутствием поддержки – ведь люди либо опасны и воспользуются моей слабостью, либо слишком слабы и не смогут мне помочь.

  • с навязанной самому себе ответственностью и хроническим чувством вины, если не смог оправдать ожидания свои и других.


Для окружающих в таком спасательстве тоже мало полезного. Тем, кто соглашается на такую «помощь» в той или иной степени подрезаются крылья, навязывается неполноценность и зависимость от Спасателя.


Те, кто отказывается быть «спасенными» рискует столкнуться с конфликтом между чувством вины перед Спасателем и защитой собственных интересов и границ, что тоже не делает их счастливее.

Так что же делать? Как перестать спасать? В следующей статье я расскажу об основных шагах, которые помогут выйти из роли Спасателя, научится оказывать помощь, а не причинять добро.

1 просмотр0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все